Сегодня я проводила свое ясное солнышко на сборный пункт. Сначала мы ждали у военкомата, а потом его увезли, к приемному часу на сборном я была вовремя, даже раньше, только чтобы лишнюю минутку увидеть его. Честно говоря я не думала что будет настолько тяжело и мне и ему. Я боюсь его отпускать, потому что боюсь что он сильно изменится. А он боится оставлять меня тут одну. Соленые от слез поцелуи это так странно, особенно когда слезы общие. Мне невероятно тяжело осозновать, что завтра я не смогу к нему приехать из-за гребанной работы, а послезавтра его уже скорей всего отправят в Читу. Трое суток поездом от дома. Три месяца учебки, а потом неизвестность. Как и куда.
Уже полночи я нервно курю и пью валерьянку, просто потому что я в квартире одна. Здесь нет Женьки, не к кому прижаться ночью. Нескем поболтать обо всем на свете. По идее мне уже нужно спать, чтобы завтра приехать на работу хотя бы относительно адекватной, но боюсь что я просто не смогу уснуть
Наши отношения странные. Знакомы три года, когда познакомились общались месяц или два и даже не думали встречаться. А в этом году, через 3 года, он просто написал "не хочешь в гости, с твоими неприятностями тебе нужно развеяться". И я приехала. И уже не уехала. Мы будем ждать вдвоем, с мамой, хотя вообще она мне почти свекровь, почему почти, потому что не официально. Зато я буду ждать своего мужа, потому что это так и есть, хоть и без штампов.
Уже пробило 12, а значит пошел второй день. Я отмечу это в календаре и буду ждать. Хоть чего-то. Хоть какой-нибудь смски от него. Звонка, чего угодно. Сборный пункт в соседнем городе. Я могу смело туда приехать в приемный час, но не могу из-за работы. От этого очень тяжело.
Как и от одиночества. В приступе истерики я разбила две кружки и допиваю второй флакон валерьянки. Я просто не могу без него.Не хочу без него. Хотя и понимаю что так нужно, что это не так много. Но просыпаться в пустой кровати и зачастую пустой квартире, идти одной курить и варить одну чашку кофе я не хочу. Мы будем ждать с мамой нашего солдата под одной крышей целый год, это радует хоть немного. Она золотой человек, хотя и не родная мне. Она ближе родной матери, которая до сих пор считает меня девушкой облегченного поведения.
Уже пошел второй день. Осталось всего 363.
Молиться чтобы я не привыкла к успокоительным и не сошла с ума от одиночества. И все тогда будет хорошо.
Я знаю что дождусь, но боюсь и за него и за себя. Мне очень страшно одной.


@темы: Личное, Мой солдат